СЗИУ РАНХиГС
70 лет Победы в Великой Отечественной войне в СЗИУ РАНХиГС
Книга нашей Памяти
Шляхтенко Михаил Кондратьевич
Шляхтенко Михаил Кондратьевич
Дата рождения: 1899
Дата смерти: 1953
Генерал-майор интендантской службы. Начальник штаба тыла I Белорусского фронта, Начальник штаба тыла группы советских оккупационных войск в Германии.

Заместитель начальника Управления особых отделов НКВД СССР, начальник штаба тыла
I Белорусского фронта, затем начальник штаба группы советских оккупационных войск в Германии, генерал-майор интендантской службы.
Кавалер множества орденов и медалей:
• орден Красной Звезды;
• медаль «ХХ лет РККА»;
• 3 ордена Красного Знамени
• орден Кутузова 2 степени;
• орден Богдана Хмельницкого 1 степени
• орден Отечественной войны 1 степени;
• орден Ленина;
• орден Трудового Красного Знамени;
• орден Грюнвальда 3 класса (Польша);
• 5 советских медалей;
• 2 польские медали.

Мой прапрадед - выдающийся Советский военачальник, профессиональный управленец-тыловик. Благодаря решительным управленческим действиям, грамотной организации тыла и снабженческих мероприятий, подготовил многие боевые соединения Советских войск к участию в ключевых операциях Великой Отечественной войны.

Михаил Кондратьевич родился в 1899 в д. Авинчище Невельского уезда Витебской губернии, в семье зажиточного крестьянина. Окончил трёхклассное училище. Начинал работать в хозяйстве отца, затем был чёрнорабочим, продавцом в портняжной мастерской Норденштлена и магазина Ремезова в Петрограде.
В годы I Мировой войны Михаил Кондратьевич служил в царской армии с 1916 по 1918 рядовым сапёрного лейб-гвардии полка, писарем-ефрейтором третьего железнодорожного батальона. В Октябрьскую революцию принял идеи большевиков и поступил в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию. Служил машинистом - делопроизводителем, затем адъютантом военного комиссара Невельского уезда и Витебского губернского конного запаса, помощником командира роты полка железнодорожной обороны Западного фронта, адъютантом Отдельного батальона при Псковской губернской ЧК. Учился в Высшей тактической школе РККА с 1922 по 1923.

В 1923 года начал службу в органах ОГПУ-НКВД в городе Пскове, и за 15 лет работал на различных должностях - от самых малых до руководящего состава Главного Управления НКВД СССР:
• помощник командира 6-го отдельного пограничного батальона ОГПУ в Пскове с 1923 по 1924,
• командир роты первой пограншколы ОГПУ с 1924 по 1925,
• помощник начальника 9-го погранотряда ОГПУ в Пскове с 1925 по 11.1925
• помощник начальника Первой пограншколы по учебно-строевой части (01.11.25—01.27),
• начальник контрольно-разведывательного отдела Мурманского губернского отдела ГПУ с 1927
• начальник агитационно-пропагандистского от¬деления политического отдела Управления пограничной охраны и войск ГПУ ПП ОГПУ по Ленинградскому военному округу (29.05.28—01.03.31)
• начальник политотдела УПВО и войск ГПУ ПП ОГПУ по Средней Азии (04.03.31—1934)
• начальник политотдела УПВО НКВД Закавказской социалистической советской республики с 1934 по 1937
• начальник политотдела УПВО НКВД УССР (08.01.37—10.07.38)
• начальник 4-го отдела 2-го Управления НКВД СССР (10.07.38—20.08.38)
• заместитель начальника 2-го Управления НКВД СССР (10.07.38—29.09.38)
• начальник 5-го отдела 2-го Управления НКВД СССР (20.08.38—29.09.38)
• заместитель начальника 4-го отдела Главного управления государственной безопасности НКВД СССР по июнь 1939. (29.09.38—06.39)
19 марта 1936 года Михаилу Кондратьевичу присвоено звание бригадного комиссара, 8 апреля 1938 – звание дивизионного комиссара.
19 июня 1939 года Михаил Кондратьевич был уволен в запас и находился на пенсии до 6 сентября 1939 года.
С сентября 1939 года руководил полит.частью Центрального управления ВОХР и ПВО Наркомата речного флота СССР, затем с конца 1939 по ноябрь 1941 года был начальником Центрального управления ВОХР и ПВО Наркомата речного флота СССР.

В конце 1941 года был призван в РККА в звании полковника интендантской службы, и сразу же был задействован в организации снабжения тылов армии и эвакуации раненых. В октябре 1942 года был назначен заместителем начальника тыла 3 резервной армии, с декабря 1942 по декабрь 1943 года – заместитель начальника, а затем начальник тыла 48 армии.

Это было самое тяжелое время: помимо трудной ситуации в тылу с продовольствием, боеприпасами для действующих частей ситуация усложнялась напряженными отношениями с командующим армии. Несмотря на все, Михаил Кондратьевич проявил себя как человек истинной выдержки, ответственности и профессионализма. Об этом в своих мемуарах вспоминает его боевой товарищ, выдающийся военачальник-тыловик генерал-лейтенант Антипенко Н.А.:
«…Положение на Брянском фронте в конце 1942 года было неспокойным: то на одном, то на другом участке противник пытался атаковать. Особенно трудной была обстановка на участке 48-й армии, у генерала П. Л. Романенко, и как раз в этой армии в то время не оказалось начальника тыла.
Помощник начальника тыла Красной Армии по кадрам генерал И. Т. Смелов позвонил мне из Москвы и спросил, знаю ли [90] я дивизионного комиссара М. К. Шляхтенко и могу ли принять его на работу на свой фронт. Еще бы мне не знать товарища Шляхтенко!
В 1937 году, когда я служил в Киеве, он не поверил клеветническому доносу на меня и не дал хода уже заготовленному документу на мой арест. По тем временам это был акт необычайного мужества и принципиальности. Разумеется, я немедленно согласился с назначением его на должность начальника тыла 48-й армии. Первое время трудно пришлось Шляхтенко на этой должности. Всю свою жизнь по роду своей работы он видел деятельность хозяйственников лишь со стороны. А тут пришлось самому возглавить большой и сложный армейский тыл, да еще в напряженной боевой обстановке.
Командарм 48-й П. Л. Романенко не всегда умел справедливо судить о своих подчиненных вообще и, в частности, не сумел понять вновь назначенного начальника тыла. Армия в те дни едва сдерживала натиск противника, и малейшую неудачу на фронте генерал объяснял плохой работой тыла. Дошло до того, что командарм поставил перед командующим фронтом вопрос о смещении Шляхтенко. Как сейчас помню разговор командующего фронтом, находившегося в штабе 48-й армии, со мной по телеграфному аппарату «Бодо». «Откуда вы взяли этого Шляхтенко? Известно ли вам, что он проваливает дело? Я требую от вас принятия решительных мер». Прочитав на ленте эти слова, я заверил генерала Рейтера, что приму меры, и в ту же ночь сам прибыл в расположение штаба тыла 48-й армии. Еще до отъезда из своего штаба я приказал немедленно загрузить и отправить в 48-ю армию автобатальон с боеприпасами и другой с горючим.
Я не сразу узнал Шляхтенко. Лицо его стало землистым, он давно не брился, несколько ночей не спал, и мне казалось, что он ко всему стал равнодушен, потерял способность сказать что-либо внятное в защиту свою и подчиненных. «Трудно, очень трудно», — только это и услышал я от него.
По-разному можно было подойти к этому человеку. Самым распространенным в то время методом было снять с должности и поставить другого начальника, и это в наибольшей мере оправдало бы меня в глазах командующего фронтом. Но ведь это был Шляхтенко. Я знал всю его жизнь. Член партии с 1919 года, стойкий коммунист, человек высокой культуры, пользовавшийся всеобщим уважением среди пограничников Среднеазиатского, а затем Киевского округов. Я верил, что этот человек способен будет хорошо и быстро освоить новое для него дело.
Размышляя об этом и будучи совсем не весел, я начал с того, что самым веселым тоном порекомендовал Михаилу Кондратьевичу немедленно побриться, затем позавтракать со мной и отдохнуть. Он так и сделал, а я в эти часы как бы замещал его. Благодаря принятым мерам положение со снабжением армии заметно улучшилась. Попутно были рассмотрены другие организационные вопросы. А сам Шляхтенко, отдохнув, выглядел совсем иным человеком.
Оставалась неразрешенной одна «деталь». Дело в том, что из Москвы Шляхтенко прибыл ко мне со знаками дивизионного комиссара на петлицах. Когда вводились погоны, я предложил ему надеть погоны полковника, сам же имел в виду договориться с Романенко о последующем представлении его к присвоению этого воинского звания. Однако при сложившейся тогда в 48-й армии обстановке трудно было рассчитывать на благосклонность командарма.
Однако, как нередко бывает на фронте, жизнь буквально «переворачивает мозги» людей. 48-я армия не только устояла против превосходящих сил противника, но и нанесла ему большой урон. Командарм после этого не раз выражал свое удовлетворение работой начальника тыла армии Шляхтенко и сам, без моей просьбы, добился того, чтобы Шляхтенко стал «законным» полковником…
»

1 сентября 1943 года Михаилу Кондратьевичу было присвоено звание генерал-майора интендантской службы, а 24 сентября 1943 года, «За образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество» генерал-майор интендантской службы Шляхтенко Михаил Кондратьевич награжден Орденом Красного знамени.
Выдержка из Наградного листа:
«В сравнительно короткий срок Полковник Шляхтенко подготовил тылы Армии к наступательным действиям, проводившимися Армией в январе-марте 1943 г…
…В июльской наступательной операции тылы Армии сумели, в пределах имеющихся лимитов и фондов материального снабжения, своевременно обеспечить войска Армии всеми положенными видами довольствия, что способствовало выполнению ими боевых заданий Командования…. Полковник Шляхтенко, маневрируя запасами и используя все виды армейских, а также приданных средств транспорта организовал правильное перераспределение и подачу боеприпасов и довольствия войскам по направлениям, с учетом оперативной обстановки в ходе боевых действий
».

За год тяжелой добросовестной службы в должности начальник тыла армии Михаил Кондратьевич 30 января 1944 года был представлен к очередной награде орденом Красного Знамени. Указ Президиума Верховного совета СССР вышел 3 июня 1944 года с формулировкой:
«За время годичной работы в должности начальника Тыла Армии генерал-майор и/с Шляхтенко благодаря личной инициативе и умелой организации работы тыла несмотря на постоянное бездорожье и большую растяжку тылов – сумел обеспечить бесперебойное снабжение войск Армии продовольствие, фуражем и боеприпасами...
…За умелое бесперебойное обеспечение войск и проявленное при этом личную инициативу и умение достоин награждения орденом «Красного знамени
».

С декабря 1943 года по июнь 1945 Михаил Кондратьевич Шляхтенко руководил тылом I Белорусского фронта. В должности начальника штаба управления тыла фронта, Михаил Кондратьевич непосредственно участвовал в подготовке и в обеспечении действий войск I Белорусского фронта в Бобруйской, Минской, Люблин-Брестской операции, а затем Висло-Одерской стратегической операции и Берлинской операции, успешное проведение которой ознаменовало Победу в Великой Отечественной войне.

«За умелое и мужественное руководство боевыми операциями и за достигнутые в результате этих операций успехи в боях с немецко-фашистскими захватчиками» генерал-майор и/с Шляхтенко Михаил Кондратьевич награжден Орденом Кутузова II степени (Указ Президиума Верховного совета СССР от 6 апреля 1945), Орденом Богдана Хмельницкого I степени (Указ Президиума Верховного совета СССР от 29.05.1945), Орденом Отечественной войны I степени (Указ Президиума Верховного совета СССР от 16.09.1945).
После Победы Михаил Кондратьевич был назначен на должность начальника штаба тыла Группы Советских оккупационных войск в Германии (ГСОВГ) и проработал до марта 1946 года и был переведен заместителем начальника Советской военной администрации в Германии (СВАГ) провинции Саксония-Анхальт до ноября 1949 года.
После годичного лечения в военном госпитале уволен в отставку 7 октября 1950.
Михаила Кондратьевича не стало в 1953 году. Похоронен в Москве.

Шляхтенко Михаил Кондратьевич
Шляхтенко Михаил Кондратьевич
Шляхтенко Михаил Кондратьевич
Шляхтенко Михаил Кондратьевич
Шляхтенко Михаил Кондратьевич
Шляхтенко Михаил Кондратьевич

Информацию опубликовал:
Самусевич Андрей Владимирович
Студент СЗИУ РАНХиГС
Факультет государственного и муниципального управления
3 курс