СЗИУ РАНХиГС
70 лет Победы в Великой Отечественной войне в СЗИУ РАНХиГС
Книга нашей Памяти
Скирута Григорий Трофимович
Скирута Григорий Трофимович
Дата рождения: 1912 - 1999

Командир 235-го гвардейского стрелкового полка 81-й гвардейской стрелковой дивизии 7-й гвардейской армии Степного фронта, гвардии подполковник.

Мне было 3 года, когда мой  прадедушка умер. Я не знала его, но родители очень часто мне про него рассказывали. Мой прадедушка родился 21 ноября 1912 года в селе Великополовецкое ныне Сквирского района Киевской области в крестьянской семье. Он был членом ВКП/КПСС с 1940 года.

В 1932 году был призван в ряды Красной Армии. Был на фронте с 26 июля 1942 года. Участвовал в боях, командуя стрелковым полком, в составе Сталинградского, Воронежского и 2-го Украинского фронтов.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 октября 1943 года за умелое командование полком, личное мужество и отвагу в боях по форсированию Днепра и удержанию плацдарма гвардии, моему прадедушке, подполковнику Скируте Григорию Трофимовичу было  присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».        Отрывок из воспоминаний моего прадеда, которые написаны в книге «На земле в небесах и на море»  (Единственное, что у меня осталось от прадеда – эта книга)

 

«И снова - переходы да бои»

К концу августа 1942 года войска 57-й и 64-и армий остановили юго-западнее Сталинграда 4-ю танковую армию немцев и 6-й армейский корпус румын. Острие фашистского клина надломилось. Но враг неистовствовал. Ценой невероятных усилий ему удалось ворваться в город с запада, овладеть частью центрального и северного районов Сталинграда, выйти к Волге.

Фронт, таким образом, оказался разорван, а 62-я армии прижата к реке. С прорывом гитлеровцев в город начался самый тяжелый период оборонительных боев. Чтобы ослабить напор противника на прижатую к реке 62-ю армию, 57-я и 64-я должны были, проведя ряд частных наступательных операций, отвлечь на себя как можно больше вражеских сил.

Первое наступление под Сталинградом мы повели на лысую гору.

Лысая гора... До войны здесь, видимо, сажали бахчи, а в сорок втором она стала местом ожесточенных боев за город. Сколько пота и крови она нам стоила! Наверное, и назвали ее так потому, что ни на макушке, ни на склонах - ни кустика. Но какая ни есть, а гора! Как капитанский мостик, возвышается она над окружающей местностью. Поэтому немцы и обороняли ее так упорно. И когда на пятые сутки они все же отошли, Лысая гора, изрытая воронками, траншеями и окопами, казалось, осела, стала ниже. Чтобы восстановить положение, Паулюс вынужден был снять с участка перед 62-й армией две дивизии. Получив подкрепление, гитлеровцы перешли в контратаку, пытаясь любой ценой возвратить эту господствующую над окружающей местностью высоту. После непрерывных атак наших позиций фашистским танкам удалось к вечеру прорваться через боевые порядки стрелков. Несколько грозных машин шло на огневую позицию минометной батареи 2-го батальона, которая вела в то время беглый огонь по немецкой пехоте.

Оставив свои расчеты, часть минометчиков во главе с командиром батареи капитаном С. Слюсаренко приготовилась к поединку с прорвавшимися танками. Как только стальные громадины приблизились к окопам минометчиков; Слюсаренко с возгласом  «Бей фашистских гадов!» бросил гранату. Вслед за ней полетели гранаты и бутылки с горючей смесью.

Вот под гусеницу метнул гранату рядовой Иван Гречкин. Танк вздрогнул и остановился. И в тот же миг командир расчета старший сержант Николай Колегов одну за другой бросил две бутылки. Танк вспыхнул как факел. Неподалеку пылало еще два жарких костра. Но остальные машины упрямо продвигались вперед.  Две из них приблизились к окопу старшего лейтенанта Виктора Виштемова и командира расчета Семена Гуртового.

Не высовывайся, - сказал старший лейтенант Гуртовому. Пусть подойдут еще. В окопе им нас  не взять. А высунешься раньше времени - срежут из пулемета.

Когда танки подошли почти вплотную к окопу и уже не могли поразить смельчаков из своих пулеметов, под гусеницы полетели гранаты. Одна машина, расстелив гусеницу по земле, остановилась. Но вторая не получила повреждений. Всей своей тяжестью она навалилась на окоп и грузно развернулась на месте. Сердито урча и отплевываясь едким дымом, танк двинулся дальше. И тут же вслед ему полетела граната...

Бой стих, когда на землю опустились сумерки. Тогда-то и стали считать минометчики свои потери. В этом неравном поединке погибли старший сержант Николай Колегов, рядовой Иван Гречкин, старший лейтенант Виктор Виштемов. Боевые друзья отдали последние почести героям и похоронили их у трех невысоких ив в селе Червленное. Небольшой холмик увенчал обелиск из неструганых досок с надписью: «Защитники Сталинграда». Под надписью были перечислены фамилий павших.

Сколько таких скромных памятников рядовым великой войны было разбросано на полях былых сражений! При встрече с ними спазмы сжимали горло. Утешало лишь сознание, что смерть боевых товарищей была ненапрасной. Они, известные и безымянные герои, смертью своей приблизили светлый День Победы. Их ратные дела и сегодня являются примером мужества и стойкости. Минометчики капитана Слюсаренко поклялись отомстить врагу за смерть боевых друзей. Старший сержант А. Матвеенко, сержант В. Попов и рядовой С. Гуртовой попросили, чтобы их послали на «свободную охоту». Ночью трое храбрецов оборудовали на небольшой возвышенности у подбитого танка наблюдательный пункт. Оттуда под утро они заметили, что недалеко от нашего переднего края, в распадке, скапливаются гитлеровцы.

Старший сержант Матвеенко передал на батарею точные координаты цели. И почти тут же над головами наблюдателей в сторону врага полетели первые мины. Корректируя огонь, ребята видели, как кучно ложатся мины в гуще фашистов, как мечутся те в панике, пытаясь спастись от губительного огня.

Это был салют, устроенный минометчиками в память павших. Коротким, но мощным и точным огневым налетом было уничтожено до роты пехоты и две машины с боеприпасами...

Четверть века спустя ветераны нашей 81-й гвардейской (бывшей 422-й) стрелковой дивизии снова собрались на том месте, где в сентябре сорок второго воины 1334-го стрелкового полка похоронили трех своих боевых друзей. Вновь учащенно забилось сердце. И не только от нахлынувших воспоминаний, но и от чувства большой благодарности к местным жителям, которые бережно хранят память о тех, кто погиб, защищая Сталинград.

На месте деревянного обелиска высится теперь памятник. Вокруг много цветов, а рядом с тремя состарившимися ивами о чем-то шепчется листва молодых деревьев. В селе Червленное школьники создали музей. Здесь бережно хранятся дорогие сердцу каждого советского человека реликвии: фотографии, письма-треугольники, солдатские гимнастерки, пробитые каски, различное оружие. Имена и подвиги некоторых участников той встречи запечатлены в экспозициях. А многие из тех, чьи вещи экспонируются в музее, навечно остались в сталинградской земле. И не удивительно, что в этом скромном зале сельского музея нам показалось, будто здесь ожила сама история. История? Не только! Здесь ожила наша молодость, опаленная войной.

Солнечный луч скользит по экспонатам музея, а мне видятся горячие бои, лица живых и павших боевых друзей, яростно сражавшихся с врагом. Бои, бои... Сколько их было на пути к победе! Сколько дорогих могил осталось на полях сражений...

Бои за Лысую гору положили начало активным действиям полка. В этот период полк действовал как в составе дивизии, так и в отрыве от ее частей, решая порой самостоятельные задачи. Об одной из них расскажу подробней.

Полку предстояло за ночь выйти на автомашинах по Калмыцким степям на рубеж восточнее озера Цаца, хутор Семкин и перерезать шоссейную и железную дороги в районе станции Абганерово, чтобы воспретить подход резервов противника к Сталицграду.

По тому времени задача была необычной. О ее важности можно судить хотя бы по тому, что ставил ее командиру полка сам Ф. И. Толбухин. По существу, создавался специальный подвижный отряд для решения самостоятельной задачи в отрыве от своих войск (полк был усилен танковой бригадой в составе десяти танков, дивизионом «катюш» и противотанковым дивизионом). Что и говорить, дело ответственное, а опыта ведения подобных боевых действий у нас еще не было.

 Затрудняло положение и то, что местность на подступах к обороне румынских войск была открытой. В нашу сторону простиралась голая степь. Не то что полку, взводу спрятаться негде. Противник же располагался на пересеченной местности и, естественно, имел хорошие условия для наблюдения.

Командир полка подполковник Иван Матвеевич Сухов, как всегда, требовал: ориентироваться на активные действия, а не отбиваться от противника. Собрав командиров, он сказал:

- Думайте. Здесь нужно что-то необычное, иначе перестреляют нас, в голой степи, как куропаток. Противник тоже не дурак, наверняка уже проработал несколько возможных вариантов. Так что сейчас самое время вспомнить суворовский завет: делай на  воине то, что противник почитает за невозможное...

Сухов все продумал до того, как собрал подчиненных. Командир полка твердо придерживался принципа: прежде чем принять решение, основательно обмозговать все самому, подумать за  себя и за противника, а затем по возможности учесть мнения командиров.

Так было и в этот раз. Внимательно выслушав все предложения, Иван Матвеевич решил прорывать оборону румын на двух участках - в районе населенных пунктов Цаца и Семкин. Этим он рассчитывал сковать противника на широком фронте и тем самым лишить его возможности маневрировать силами и средствами.

Рискованно было, конечно, силами полка прорывать оборону на двух участках. Но много ли боев можно выиграть без риска? Если риск, разумеется, базируется не на беспочвенной интуиции, а на точном расчете.

Сухов делал ставку на стремительность и внезапность действий. На определенном расстоянии от переднего края полк дол-жен был разделиться на две колонны (по направлениям прорыва), приблизиться на машинах к месту спешивания, а затем выйти на рубеж атаки и атаковать без обычной артиллерийской подготовки.

- Залог успеха в быстрых, дерзких, необычных по форме и времени действиях, сказал в заключение командир полка. А коли так, атакуем не как обычно, с восходом солнца, а на рассвете. Идти в атаку ускоренным шагом, без шума, пока не обнаружат. Ну а тогда уже - ни минуты промедления.

Ночь выдалась темной. Под ее покровом мы и приближались к противнику. Невдалеке от переднего края движение машин замедлялось: так было меньше шума. На указанном рубеже солдаты спешились и осторожно пошли вперед.

А оборона противника молчала. То ли он выжидал, чтобы затем ударить кинжальным огнем, то ли еще не заметил нас. Какова в действительности ситуации, покажет время. А на фронте, как известно, нет ничего хуже тишины: не знаешь, что ждет тебя через секунду. Солдаты невольно ускорили шпаг. И когда раздались первые хлопки выстрелов с той стороны, по цепи пронесся вздох облегчения. Выстрелы означали, что никакой ловушки враг не подготовил. Он просто не ждал нас в этом месте и в это время. Для начала это было неплохо.

1-й батальон дружным стремительным ударом разгромил в населенном пункте Цаца и его окрестностях подразделение румынской кавалерии. Одновременно 2-й и 3-й батальоны прорвали оборону на своем направлении и к 6.30 вышли на указанный рубеж.

Итак, первая часть задачи была выполнена сравнительно легко. Наш замысел удалось осуществить. Сковав румын на двух участках прорыва, мы громили их по частям. Но каждый понимал - противнику очень нужна станция Абганерово: она, подобно кровеносной артерии, питала всем необходимым его сталинградскую группировку. Понимали мы, что именно поэтому он не оставит без внимания наше появление. Понимали, что внезапный удар вызовет ответную реакцию со стороны гитлеровцев. Полковая разведка донесла, что ночью на станции выгрузился танковый полк и сосредоточился западнее Абганерово. С минуты на минуту следовало ждать первой контратаки. Поэтому сразу был отдан приказ: закрепиться на достигнутом рубеже.

Солдаты рыли окопы, используя ворохни, закапывали в землю танки. Молодой боец, не так давно прибывший с пополнением, вяло орудуя лопатой, говорил соседу Виктору Усову:

- Ну, проскочили! В окопе полегче будет, чем на этом проклятом степном блюдечке. Вот только бы отдохнуть малость...

 Держи карман шире, - живо отозвался Усов. - Так тебе и дадут передышку. Сейчас нам такую симфонию устроят, что долго будешь отдыхать в земле, если не закопаешься поглубже. Так что не языком, а лопатой работай. Зарывайся в землю - сейчас это главное. Опыт имею - обжигался уже...

До второй половины дня вели мы жаркие бои с танками. Неподвижно застыли уже немало из них. А фашисты бросали в бой все новые силы, выдвигаемые из глубины. Ни минуты отдыха. Отобьешь одну контратаку, тут же начинается другая. На 1-ю стрелковую роту, окопавшуюся на безымянной высотке, нацелились танки с пехотой. Командир роты старший лейтенант Александр Викторов приказал отсечь пехоту от танков, а когда те подойдут ближе, бросать гранаты под гусеницы. В этом бою было организовано своеобразное разделение труда: одни гранатами подрывали гусеницы, другие поджигали танки бутылками с горючей смесью. Много было работы и у петеэровцев.

Бой затих только с наступлением темноты.

В невыгодном положении оказался наш 2-й батальон. Оставив хутор Семкин, он лишился воды и укрытий. Да и позиции в Семкине были удобнее. Чтобы выправить положение, надо было во что бы то ни стало выбить ночью врага из хутора.

Эту нелегкую задачу вызвался выполнить лейтенант Семен Евдокимович Курносов. Отобрав добровольцев, он в полночь скрытно приблизился с ними к хутору, атаковал и захватил его. Курносов рассчитал правильно: немцы еще не успели как следует закрепиться. К тому же они, как показали потом пленные, не ожидали, что после столь изнурительного боя русские способны снова начать атаку. Дерзкие ночные действия наших автоматчиков оказались неожиданностью. Гитлеровцы бежали из хутора, бросив технику, боеприпасы, продовольствие.

       В тот день противник потерял несколько десятков танков, много другой техники. Большое количество немецких солдат и офицеров, направлявшихся в Сталинград, так и не дошли до цели: путь им преградили воины нашего полка..."

                   Группа офицеров 235-ого гвардейского стрелкового полка, сфотографировавшихся с подполковником-танкистом Вербой в память о тесном взаимодействии в боях. В первом ряду сидят (слева направо): И. А. Шестаков, командир танкового полка Верба, И. М. Сухов; во втором ряду стоят: Г. Т. Скирута и Салих МулюковГруппа офицеров 235-ого гвардейского стрелкового полка, сфотографировавшихся с подполковником-танкистом Вербой в память о тесном взаимодействии в боях. В первом ряду сидят (слева направо): И. А. Шестаков, командир танкового полка Верба, И. М. Сухов; во втором ряду стоят: Г. Т. Скирута и Салих Мулюков

 

 

 

 

 

 

  

В октябре 1944 года, после освобождения Румынии,  мой прадед был направлен на учёбу в Военную академию имени М. В. Фрунзе. В 1947 году, после окончания академии он командовал полком, преподавал тактику на высших офицерских курсах «Выстрел». С 1961 года он, будучи полковником  - в запасе, вёл большую военно-патриотическую работу среди молодёжи. Жил в городе Солнечногорск Московской области. Умер прадедушка  28 июля 1999 года и был похоронен в Солнечногорске на Новом кладбище. 

 

Награждён орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени, двумя орденами Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги», другими медалями.  Является почётным гражданином города Солнечногорск.

 

 

 

 

 

 

 

 Герой Советского Союза (Орден Ленина и медаль «Золотая звезда») 

В наградном листе, который я нашла на сайте «Подвиг народа» представлено описание подвига:

Тов. Скирута в должности командира полка с января 1943 г.

За период командования полком тов. Скирута показал себя смелым, решительным, инициативным, настойчивым офицером в выполнении поставленных задач.

За период боев под г. Сталинградом, работая в должности заместителя командира полка, тов, Скирута приобрел богатый навык в управлении частями в бою. По прибытию на Воронежский фронт в районе Белгорода, по занятию обороны, он с еще большей энергией взялся за работу. Благодаря его неутомимой работе, повседневному контролю, участок, занимаемый его полком был преобразован в крепость. После ожесточенных оборонительных боев в районе г. Белгорода полк пошел в наступление, ломая на  своем пути сопротивление противника, успешно продвигаясь вперед. Полк участвовал в освобождении г. Харькова и г. Краснограда.

Противник, отступая под ударами частей дивизии оказывал упорное сопротивление. Особенно в районе Старого Орлика, но благодаря умелому руководству подразделениями, сопротивление врага было сломлено. Противник под натиском подразделения тов. Скирута поспешно отступил на правый берег р. Днепр. Недав ему закрепиться, несмотря на на отсутствие переправочных средств, подразделение тов. Скирута, сделав своими силами из местных средств плоты и использовав лодки, быстро переправилось на правый берег реки и закрепились там. В этом бою тов. Скирута показал особое умение и смелость.                                                                                                    Скирута Григорий Трофимович

 

 

 

 

 

 

 

В представлении к награждению Орденом красной звезды: 

Товарищ Скирута в должности командира полка с января 1943 г. за период командования полком показал себя хорошим организатором и руководителе подразделения в бою. По прибытию на воронежский фронт при занятии участка обороны полков, тов. Скирута много вложил сил и энергии в укреплении в непреступную крепость участка своей обороны. Он лично побывал в каждом окопе, поставил конкретные задачи командирам подразделений и постоянно контролировал их выполнение. 5 июня немцы пошли в наступление на участке полка но наткнувшись на крепкую оборону, откатились назад и в течение пяти суток не имели успеха. Атаки гитлеровцев были отбиты с большими для них потерями. За период с 5 по 16 июля полком уничтожено 27 танков, 36 орудий, 7 пулеметов, 170 винтовок, 35 автомашин, сбито 3 самолета, противников уничтожено 3800 человек солдат и офицеров, а также много другого вражеского имущества. За умелое руководство полком тов. Скирута достоин награждения Орденом «Красной звезды».

Скирута Григорий Трофимович

 

 

 

 

 

 

 

В течение августа месяца 1942 года, работал начальником штаба полка и исполнял обязанности командира полка, лично организовывал оборону в районе станции Тундутово. Несмотря на сильные наступательные порывы противника, оборона была удержана.

Исполнял должность заместителя командира полка 29.11.1942 г. в наступательных боях т. Скирута лично руководил наступлением батальонов, давал тактически правильные указания. В результате чего, полк занял хутор Семкин, село Цаца, отразил танковую атаку, уничтожил 12 танков и 60 танков было уничтожено приданными повреждениями.

20.11.1942 г. в период порыва укреплённой линии противника в районе Цацы, Гавриловки т. Скирута находясь на переднем крае давал тактически грамотные указания наступающим подразделениям. В трудных моментах своим бесстрашием увлекал бойцов и командиров на разгром врага.

В данной операции было уничтожено 860 немецких солдат и офицеров, 49 взято в плен, уничтожено 5 танков и 2 сожжено, захвачены большие трофеи.

Я очень горжусь своим прадедушкой, и очень жалею, что мне так и не удалось увидеть его и поговорить с ним о его нелёгкой жизни и подвигах, которые он совершил.

Информацию опубликовал:
Скирута Дарья